Тимофей Федотович КУЛЬКОВ

25 ноября 2016 года нами было получено сообщение от родственников человека убитого вместе с КАРАГОДИНЫМ Степаном Ивановичем, 21 января 1938 года в городе Томске – потомков Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА; цитата:

"Добрый, добрый, добрый день. Точнее у вас уже ночь. Мил человечек, огромное спасибо за публикацию этой странички. Под номером 16 в списке растреляных мой прадед Кульков Тимофей. Его арестовали вместе с братом и сыном Георгием (моим дедом) и основное обвинение пало на сына. Но прадед Тимофей принял всю вину на себя и сына отпустили. Я знала дату расстрела, даже фамилии кто был к тому причастен с сайта "Мемориал". Но этого документа не видела. Спасибо. Папе моему летом будет 80 лет. Когда мы рассказываем найденную новую информацию папа плачет. Об этом надо помнить, чтоб никогда больше не повторилось."


КУЛЬКОВ Тимофей Федотович, 1868 г.р. {на фото в возрасте 28 лет},  убит (расстрелян) сотрудниками Томского горотдела НКВД СССР 21 января 1938 года в городе Томске, в Томской тюрьме на Каштаке.

Тимофей Федотович КУЛЬКОВ, 1868 года рождения, уроженец села Койново (современная Новосибирская область России) Российской империи. Русский. Образование – начальное (так в документе Томского горотдела НКВД СССР). Проживал в городе Томске. Работал в томском "БОЗ" (т.е. "без определенных занятий" – формулировка НКВД) [по нашим данным занимался частным извозом как частная компания]. В политических партиях не состоял.

В ночь на 1 декабря 1937 года [в тот же день (ночь) что и КАРАГОДИН Степан Иванович[UPD. арестован в один день с КАРАГОДИНЫМ Степаном Ивановичем] (в возрасте 69 лет) был арестован сотрудниками Томского Горотдела НКВДОбвинён в заведомо-сфальсифицированном (сотрудниками Управления НКВД СССР Новосибирска и Томска) событии – членстве в "японской шпионско-диверсионной группе".

И по директиве приказа НКВД СССР №00593 от 20 сентября 1937г. на основе Постановления Особого Совещания СССР [НКВД СССР], [Прокурора СССР] от 3 января 1938 г. [приказ №251] приговорен к убийству. Убийство оформлено в приказ от 13 января 1938 года №159/881, и произведено 21 января 1938 года в Томской тюрьме города Томска на КаштакеПалачи – убившие Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА: ЗЫРЯНОВ Николай Иванович, 1912 г.р.ДЕНИСОВ Сергей Тимофеевич, 1892 г.р. и НОСКОВА Екатерина Михайловна, 1903 г.рУбит в один день вместе с ещё как минимум 64 людьми, включая и КАРАГОДИНА Степана Ивановича.

В документах отчётности Тимофей Федотович КУЛЬКОВ "проходил" по акту об убийстве КАРАГОДИНА Степана Ивановича и ещё 35 человек, включая СИМО Елену Дмитриевну и всех жертв по "расстрельному" делу 1937-1938 годов.

Архивно-следственное дело в отношении Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА (скоре всего, коллективное) находится на постоянном хранении в Архиве Управления ФСБ России по Томской области – адрес (по состоянию на 2016 год): 634034, Россия, г. Томск, пр. Кирова, д. 18а; телефон: +7 (3822) 43-37-30.

По предварительным данным, установленным настоящим РАССЛЕДОВАНИЕМ (основываясь на всём объеме и массиве имеющихся у нас данных) можем достоверно утверждать, что:

Вся цепочка убийц Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА практически полностью соответствует цепочке убийц КАРАГОДИНА Степана Ивановича, за исключением конкретных следователей, "ведших" его "расстрельное" дело. Для 100% выявления фамилий сотрудников НКВД СССР необходимо получить доступ к делу. Но, скорее всего, отличие от виновных в убийстве между КАРАГОДИНЫМ и КУЛЬКОВА будет в 1-2 человека (низового состава, т.е. кто именно произвел арест и кто "вел" дело как "пишущий протокол следователь").

Тимофей Федотович КУЛЬКОВ был полностью реабилитирован 7 февраля 1958 года.


ФОТОГРАФИИ

Фотографии Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА из семейного архива:

Восстановленные:

Люди (лица):

Детали (на фото):


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Внимание! Дополнительные свидетельства родных Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА:

"По рассказам пробабушки моему отцу (а он родился в 1937): вызывали на допрос прадеда Тимофея Федотовича и его двух сыновей Павла Тимофеевича и Георгия Тимофеевича на допрос к 10-11 часам ночи на Соляную площадь [Здание на Соляной площади – это одно из дополнительных зданий Томского горотдела НКВД – прим. KARAGODIN.ORG]. Допрашивали порознь и отпускали часа в 2-4 ночи. И однажды с допроса домой пришел только мой дед Георгий Тимофеевич. На каком-то сайте нашла документы, где было сказано, что его выпустили, потому что всю вину на себя взял на себя прадед."

"Нашла! <...> Ниже скопировала текст, а информацию про своих выделила цветом:"


ДОКУМЕНТ

Источник: Архив УФСБ России по Томской области. Д. П-2096. Л.201-207. Подлинник. Машинопись.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Управления КГБ Томской области по архивно-следственному делу группы харбинцев, репрессированных в 1937 г.

11 октября 1956 г.

УТВЕРЖДАЮ

И. о. начальника Управления КГБ при Совете Министров СССР по Томской области
полковник Подпись (Смородинский)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (по архивно-следственному делу № 651441)

Я, ст. следователь следотдела Управления КГБ при Совете Мини­стров СССР по Томской области капитан ЧЕЛНОКОВ, рассмотрев архивно-следственное дело; №651441, заявление гражданки МИТИНОЙ Валентины Георгиевны о пересмотре этого дела и материалы проверки, –

НАШЕЛ

Бывшим Томским Горотделом НКВД 26 и 27 ноября 1937 года бы­ли арестованы и по настоящему делу привлечены к уголовной ответ­ственности по ст. ст. 58-4, 58-6, 58-9, 58-10 и 58-11 УК РСФСР жители города Томска –

ГНУСИН Андрей Трофимович, 1897 года рождения, уроженец се­ла Красноярское, Трудового района, Петропавловской области, рус­ский, гражданин СССР, беспартийный, из служащих, со средним обра­зованием, не судим, работавший ответисполнителем по сбыту конторы "Заготзерно".

ЗАВОРОТЫНСКИИ Петр Васильевич, 1917 года рождения, уро­женец города Ворошилова, Дальне-Восточного края, поляк, гражданин СССР, беспартийный, сын домовладельца, с начальным образованием, не судим, работавший помощником шофера в бактериологическом институте.

ПЕТРИКОВ Алексей Петрович, 1909 года рождения, уроженец го­рода Томска, русский, гражданин СССР, беспартийный, из
рабочих, не судим, работавший слесарем-механиком на швейфабрике.

ПУТОВ Яков Васильевич, 1910 года рождения, уроженец города Томска, русский, гражданин СССР, из рабочих, не судим, учащийся 4-го курса коммунально-строительного техникума.

ТОПОРОВ Митрофан Петрович, 1885 года рождения, уроженец села Петровское, Покровского района, Дальне-Восточного края, рус­ский, гражданин СССР, с начальным образованием, из крестьян, не судим, работавший дворником топографического техникума.

МИТИНА Валентина Георгиевна, 1918 года рождения, уроженка города Харбина, русская, гражданка СССР, беспартийная, из служа­щих, не судима, студентка 3-го курса Томского электромеханического института инженеров транспорта.

Все они обвинялись в том, что до ареста по настоящему делу явля­лись участниками шпионско-диверсионной группы и по заданию японской разведки занимались контрреволюционной, шпионско-ди­версионной деятельностью и антисоветской агитацией.

На предварительном следствии все, без исключения, они признали себя в этом виновными и дали показания о практической деятельно­сти.

3 января 1938 года ГНУСИН А. Т., ЗАВОРОТЫНСКИИ П. В., ПЕТРИКОВ А. П., ПУТОВ Я. В. и ТОПОРОВ М. П. осуждены к ВМП в Особом порядке Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР, А МИТИ­НА В. Г. по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 7 января 1938 года приговорена к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет (л. д. 112, 123-128).

Проверкой материалов дела установлено следующее: Арест ГНУСИНА А. Т., ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В. и других лиц, привлеченных к уголовной ответственности по этому делу, был про­изведен по однотипным справкам Томского горотдела НКВД, в кото­рых указывалось, что имеющимися в распоряжении этого органа дан­ными все они изобличаются в принадлежности к агентуре японских разведывательных органов, в сборе шпионских сведений, в приобре­тении кадров для проведения диверсионной работы и в антисоветской агитации (л. д. 1,6, 12, 17, 23, 29). Однако в следственном деле таких материалов не имеется и не обнаружены они в архивах УКГБ и УМВД по Томской области при проверке в настоящее время (л. д. 129).

Кроме того, арест ГНУСИНА, ЗАВОРОТЫНСКОГО, ПУТОВА, ТОПОРОВА и МИТИНОЙ произведен с нарушением процессуальных норм. Все они были арестованы 26 ноября 1937 года, а санкция проку­рора на арест была получена только 29 ноября 1937 года (л. д. 1-33).

Все арестованные в процессе следствия были допрошены только по два раза: первый раз по биографическим данным и вторично по существу предъявленного им обвинения. Из показаний обвиняемых усматривается, что шпионско-диверсионная группа, за участие, в которой они были арестованы,бы­ла создана ГНУСИНЫМ А. Т. в течение 1936-37 годов по заданию резидента японских разведывательных органов ВАНЬЯНА Андрея Львовича, работавшего в то время начальником Управления Томской железной дороги.

В частности ГНУСИН А. Т. по этому вопросу показал, что для ра­боты в пользу японских разведывательных органов ВАНЬЯН завербо­вал его в начале 1936 года, а после этого он сам завербовал в 1936 и 1937 годах ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В., ПЕТРИКОВА А. П., ТОПО­РОВА М. П., ПУТОВА Я. В. и МИТИНУ В. Г. (л. д. 43-46).

Проверкой установлено, что ВАНЬЯН А. Л., якобы завербовавший ГНУСИНА для работы в пользу японской разведки, в 1937 году был арестован, а в 1938 году осужден к ВМН за участие и антисоветскую деятельность в составе контрреволюционной правотроцкистской орга­низации, в чем он признавал себя виновным. Однако показаний о при­надлежности к агентуре японских разведывательных органов и о шпи­онской деятельности он не давал, об этом не допрашивался и в совер­шении этих преступлений не обвинялся (л. д. 144-153).

Военная Коллегия Верховного Суда СССР, рассмотрев 30 июля 1955 года уголовное дело по обвинению ВАНЬЯНА и материалы до­полнительной проверки, установила невиновность ВАНЬЯНА и пре­кратила дело на основании ст. 4 п. 5 УПК РСФСР (л. д. 154-156).

При проверке материалов дела также установлено, что в феврале 1937 года ВАНЬЯН, будучи начальником Управления Томской желез­ной дороги, издал приказ об увольнении ГНУСИНА с должности на­чальника станции Алейская и предании его суду за преступную дезор­ганизацию работы станции (л. д. 139). Маловероятно, чтобы ВАНЬЯН издал такой приказ в отношении агента японской разведки, которого он, судя по показаниям ГНУСИНА, специально завербовал для сбора шпи­онских сведений и подрывной разрушительной работы на транспорте.

Показания ГНУСИНА А. Т. о вербовке им в шпионскую группу ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В., ПЕТРИКОВА А. П., ТОПОРОВА М. П.ПУТОВА Я. В. и МИТИНОЙ В. Г. последние на предварительном следствии подтвердили, а ЗАВОРОТЫНСКИЙ, кроме того, показал, что он, будучи уже агентом японской разведки, лично завербовал для шпионско-диверсионной деятельности 5 человек, а именно: ДОРЕК П. В., ШПИЛЕВОГО В. Е., САМОЙЛЕНКО В. С., КУЛЬКОВА Георгия и ТОПОРОВА Евгения (л. д. 51-53, 65, 73, 81, 88).

Эти показания ЗАВОРОТЫНСКОГО, ПЕТРИКОВА, ТОПОРОВА, ПУТОВА и МИТИНОЙ, также как и показания самого ГНУСИНА, зафиксированы схематично и неконкретно. Они не полно, а в ряде случаев вовсе не отражают обстоятельств знакомства и вербовки, не раскрывают способы и обстоятельства, при которых совершались ди­версионные акты, добывались шпионские сведения и проводилась ан­тисоветская агитация.

Например, из показаний ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В. следует, что ГНУСИН завербовал его в шпионско-диверсионную группу в конце 1936 года, но в то же время он пояснил, что с ГНУСИНЫМ познако­мился только в марте 1937 года (л. д. 57 об.).

Далее ЗАВОРОТЫН­СКИИ показал, что в 1936 и 1937 году он лично завербовал для шпи­онской работы пять человек (л. д. 58 об. и 59). Отсюда следует, что ЗАВОРОТЫНСКИИ не мог быть завербованным ГНУСИНЫМ в 1936 году, если познакомился с ним только в 1937 году и не мог в 1936 году вербовать других лиц. О своей практической диверсионной деятельности ГНУСИН пока­зал, что, работая начальником станции Алейская, он за первую поло­вину 1936 года на своем участке совершил два крушения поездов: первый раз разбился паровоз и 20 вагонов с грузом военного снаряже­ния и второй - 40 вагонов свалились под откос (л. д. 45).

Как установлено проверкой, данных об этих крушениях в дорож­ном архиве Управления Томской железной дороги не имеется, а до­прошенный в 1956 году в качестве свидетеля БОРЗЕНКО Д. Я., рабо­тающий на ст. Алейская с 1923 года по настоящее время, показал, что он таких случаев крушений не помнит (л. д. 182-186). ГНУСИНУ А. Т. вменено в вину еще и то, что, работая в городе Томске в конторе "Заготзерно", он в мае 1937 года в склад  мобзапасов свалил два воза пшеницы, зараженной клещом III степени, в результа­те чего через 3 месяца "весь склад был заражен клещом..." (л. д. 47).

Допрошенный в качестве свидетеля бывший работник "Заготзер­но" КАЗАКОВ Ф. А. показал, что заражение пшеницы на складах "Заготзерно" происходило ежегодно и самопроизвольно, вследствие отсутствия надлежащих условий для хранения зерна, что лаборатор­ных анализов при приемке зерна в то время вообще не производи­лось и что фактов умышленного заражения зерна ему неизвестно (л. д. 176-177).

Другим обвиняемым вменены в вину следующие, якобы совер­шенные ими диверсионные акты: ЗАВОРОТЫНСКИИ П. В., что он в марте 1937 года в бактериоло­гическом институте сломал автомашину. ПЕТРИКОВУ А. П., что в августе 1937 года он поджег склад швейфабрики. ТОПОРОВУ М. П., что в начале 1937 года поджег склады топо­графического техникума с топографическими картами и планами (л. д. 60, 70, 85, 103-105).

Эти факты в процессе проверки также не подтвердились.

Допро­шенные в качестве свидетелей ПЫЛЕВА О. И., КАЗАКОВ Ф. А., ЖЕЛНОРОВИЧ М. А., КОНОНОВ А. А., МИЛЛЕР Л. М. и ОРЛЯНСКИЙ П. И. их не подтвердили (л. д. 169-183).

Арестованные ЗАВОРОТЫНСКИЙ, ПУТОВ, ТОПОРОВ и МИ­ТИНА следствию давали показания, что они по месту своей работы или учебы собирали шпионские сведения, которые передавали ГНУСИНУ. Однако, каким образом и какие именно сведения они собирали и передавали ГНУСИНУ неизвестно (л. д. 78, 85, 93). ЗАВОРОТЫНСКИЙ, кроме того, показал, что он в бактериологи­ческом институте выкрал и передал ГНУСИНУ мобилизационный план, за что от него получил вознаграждение в сумме 3000 рублей (л. д. 60). ГНУСИН же об этом показании не давал и не допрашивался.

Все обвиняемые, судя по протоколам их допроса, показывали, что о своей контрреволюционной деятельности они докладывали ГНУ­СИНУ, но последний дал показания только о том, что ему доложил ЗАВОРОТЫНСКИЙ о вербовке им, ЗАВОРОТЫНСКИМ, 6 человек, а в отношении контрреволюционной деятельности других показания ГНУСИНА выглядят так:

"... Остальные участники также по моему заданию и сами лично проводили к-р работу, но указать конкретно каждого, что ими сделано я сейчас затрудняюсь..." (л. д. 47).

Проверить показания о проводимой ими антисоветской агитации не представляется возможным, так как из материалов дела не видно среди кого и при каких обстоятельствах эта агитация проводилась.

Проходящие по показаниям ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В., якобы за­вербованные им в шпионскую сеть, ДОРЕНКО П. И., ШПИЛЕ­ВОЙ В.Е., САМОЙЛЕНКО В.С., САМОЙЛЕНКО С.Н., ПОТА­ПОВ Е. Г. и КУЛЬКОВ Тимофей (а не Георгий, как записано в прото­коле допроса ЗАВОРОТЫНСКОГО) в 1937 году были арестованы.

Показа­ния ЗАВОРОТЫНСКОГО о вербовке им в агентуру японской разведки они подтвердили. Передопросить их по существу прежних показаний не представляется возможным, так как все они осуждены к ВМН и расстреляны.

При осмотре дела по их обвинению обнаружена подтасовка пока­заний ЗАВОРОТЫНСКОГО, выразившаяся в том, что в подлинном протоколе допроса ЗАВОРОТЫНСКОГО П. В. от 30 ноября 1937 года указано, что им в шпионско-диверсионную группу в числе других был завербован КУЛЬКОВ Георгий, в копии же этого протокола допроса, приобщенной к делу по обвинению ДОРЕНКО, КУЛЬКОВА и других, указан не КУЛЬКОВ Георгий, а КУЛЬКОВ Тимофей. При этом имя "Тимофей" написано карандашом, а весь другой текст исполнен на пишущей машинке (л. д. 157-162).

Допрошенная по прежним показаниям МИТИНА В. на допросе 4 июля 1956 года показала, что она вмененных ей в вину в 1937 году преступлений не совершала, а, будучи обманута следователем ЩЕР­БИНИНЫМ, подписала сфабрикованный работниками следствия про­токол якобы ее допроса. Она также заявила, что ГНУСИНА, ПУТОВА, ПЕТРИКОВА и других лиц, осужденных по одному с ней делу, она совсем не знала (л. д. 163-168).

На основании изложенного, –
ПОЛАГАЛ БЫ

Решение Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 3 января 1938 го­да в отношении ГНУСИНА Андрея ТрофимовичаЗАВОРОТЫНСКОГО Петра Васильевича, ПЕТРИКОВА Алексея Павловича, ПУТОВА Якова Васильевича, ТОПОРОВА Митрофана Петровича и постанов­ление Особого Совещания при НКВД СССР от 7 января 1938 года в отношении МИТИНОЙ Валентины Георгиевны отменить и уголовное дело прекратить по ст. 4 п. 5 УПК РСФСР.

Ст. следователь следотдела Управления КГБ при Совете Министров СССР по Томской области.
Капитан Подпись (Челноков)
Согласен: Начальник следотдела Управления КГБ.
Подполковник Подпись (Павлов)


БЛАГОДАРНОСТЬ

Сердечно благодарим родных Тимофея Федотовича КУЛЬКОВА за присланные фотографию и редчайшие свидетельства – рассказ о семейной истории; и личную встречу! Надеемся, что мы также были Вам полезны. Счастливы, что можем общаться с Вами и быть знакомы. Всегда Ваши!

KARAGODIN.ORG

Последнее обновление: Вторник, 6 июня, 2017 в 01:19

ПОДДЕРЖИТЕ НАШУ РАБОТУ
Решаемая задача [ сейчас ] – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше! 

Поддержать Расследование КАРАГОДИНА

С вашей поддержкой, мы сделаем больше!

plan_select

Расчетное: ₽ 500,00

Итого: ₽ 500,00

Ежемесячно: ₽ 500,00

Или введя данные карты ниже

Поделиться ссылкой в: