Мы полагаем, что расстрельное дело Степана КАРАГОДИНА было на особом учетном контроле в УКГБ Томска в 1950-х.

КАРАГОДИН Степан Иванович

Мы полагаем (как это ни странно), что расстрельное дело Степана КАРАГОДИНА 1937-1938 годов шло в 1950-е годы в УКГБ Томска на особом контроле. Всё из-за СТАРОВОЙТ, эта фамилия фигурирует в отчетных документах прокуратур (Военной и областной), а также в самих документах КГБ + еще я ряде важных узловых институций. Этот может означать, что было какое-то заявление / жалоба (или что-то по типу заявления) от родственников (или заинтересованной стороны), на основе которого пошла дополнительная проверка, точнее учет этого дела.

СТАРОВОЙТ – уникальная фамилия, она встречается только в одном из дел всего массива томских расстрельных дел 1937-1938 годов – именно в коллективном деле Степана КАРАГОДИНА, – 28-летняя СТАРОВОЙТ Ульяна Андреевна.

Дополнительным косвенным признаком может служить то, что ее свидетельство о смерти не было фальсифицированно в ЗАГС; точнее – было, но потом точно также как и Степана КАРАГОДИНА было выправлено на реальное – расстрел.

Свидетельство о смерти (справка о причине смерти) СТАРОВОЙТ Ульяны Андреевны

Значит, во время пересмотра (фильтрационной проверки), ее родственники были, скорее всего, доступны, возможно в Томске, как и родственники Степана КАРАГОДИНА.

КГБ СССР

Это означает, что по делу шли максимально-возможные допросы всех возможных сторон – включая "следователей": ГОРБЕНКО – 100%, возможно и ЗВЕРЕВА и КРУГЛОВА, КОНЮХОВА и т.п.

А это означает, что полнота максимальная. Просто нужно получить доступ к этим данным!

Последнее обновление: Воскресенье, 4 декабря, 2022 в 17:18


Поделитесь публикацией в: