Побеседовали с "Эхо Москвы" в утреннем эфире

💡 Побеседовали с "Эхо Москвы" в утреннем эфире – 10 марта 2021 год.

📋 Тема: Сын сотрудника НКВД пожаловался на проект «Расследование Карагодина».

🗣 На вопросы отвечает Денис КАРАГОДИН.

Ссылки по теме:


Расшифровка

(00:00:00) (Начало записи)

Ирина Баблоян: Восемь часов тридцать пять минут. Алексей Соломин, Ирина Баблоян, утренний «Разворот» радиостанции «Эхо Москвы»

<...>

А к нам присоединяется Денис Карагодин, представитель проекта «Расследование Карагодина». Денис, здравствуйте. Доброе утро.

Денис Карагодин: Здравствуйте.

Алексей Соломин: Добрый день.

Денис Карагодин: Доброе утро.

Алексей Соломин: Новость не такая уж и веселая.

Ирина Баблоян: Не радостная.

Алексей Соломин: Насколько мы понимаем, один из детей сотрудников НКВД, которых вы деанонимизируете, пожаловался на проект «Расследование Карагодина» и даже подал на вас в суд. Я всё правильно говорю?

Ирина Баблоян: Какая хронология событий?

Денис Карагодин: Немного не так. Ситуация следующая – 10 января 2021 года человек, называющий себя сыном сотрудника НКВД Митюшова, Сергей Алексеевич Митюшов, проживающий в городе Новосибирск, подал заявление в полицию, в котором он утверждает, что сведения, размещенные на сайте проекта «Расследование Карагодина» якобы дискредитируют сотрудника НКВД Алексея Алексеевича Митюшова, сотрудника 8-го учетного отдела управления НКВД по Новосибирской области.

Алексей Соломин: Как фигурирует этот человек в деле вашего прадеда?

Денис Карагодин: Это человек являлся участником убийства моего прадеда. Если Мы открываем архивно-следственное дело в отношении моего прадеда, расстрельное дело, то на последней странице этого дела мы видим документ «Выписку об акте о расстреле», где написано «приговор приведен в исполнение», подпись – Митюшов.

Алексей Соломин: Что означает то, что человек ставит подпись под этим документом – что он участвовал в этом расстреле или он канцелярский человек, который просто подмахивает, закрывает исполнительские протоколы?

Алексей Соломин: Нет. Это не просто человек который подмахивает документы, как вы выразились. Обращаю ваше внимание, что регистрация убийства происходила разными способами, в том числе, регистрации в ЗАГСе. В ЗАГСе были зарегистрированы даты смерти в 50-х годах. Это было сфальсифицировано сотрудниками управления КГБ по Томской области.

Вместе с тем мы не включили в состав участников убийства эту паспортисту, которая зарегистрировала с данными, не соответствующими действительности. Но при этом мы совершенно точно включили Митюшова, как достоверно причастного к убийству моего прадеда. Почему? Он входил в звено управления учетного отдела. Это были те самые люди, которые производили оперативное сопровождение и логистику убийства.

У нас есть расстрельная тюрьма, где производились расстрелы, где было совершено убийство. Сейчас это СИЗО № 1 города Томска. Мы определили там административно-хозяйственную группу сотрудников, которая работала с телами убитых – принести, унести, избавиться. Мы же квалифицируем их как участников убийства, достоверно причастных.

Ирина Баблоян: Да.

Алексей Соломин: Да.

Денис Карагодин: Это то же самое, только в документообороте. Если вы думаете, что человек просто поставил подпись, нет, не просто поставил подпись. Это вкратце. Можно дольше рассказывать про это, я могу углубиться. Если есть какие-то другие вопросы, пожалуйста

Алексей Соломин: Вы наверняка уже отвечали на этот вопрос. Но он очень важный, и важно его проговорить. Как вы отличаете, человек совершил убийство или человек исполнил приказ о расстреле?

Денис Карагодин: Мы переходим в область юридической трактовки. Мы выявляем конкретных лиц, которых мы квалифицируем как участников убийства Карагодина Степана Ивановича, устанавливаем их иерархию, их соотношение участия в этом убийстве. Делаем это на основе матрицы Уголовного кодекса Российской Федерации, где четко прописано, кто участник, кто соучастник, роли.

Митюшов, сотрудник НКВД, в списке достоверно причастных к убийству как человек, принявший прямое участие в убийство. Не он нажимал на спусковой крючок, но он достоверно причастен. Он принимал участие в убийстве.

Алексей Соломин: Для вас является каким-либо смягчающим обстоятельством, если этот человек, условно, получал список и приводил в исполнение чей-то приговор или это не так работало?

Денис Карагодин: У меня встречный вопрос. Является ли смягчающим обстоятельством то, что человек, работающий в тюрьме, получил задание взять тела избавиться от них после расстрела? Это же была его работа. То же самое мы квалифицируем и в отношении Митюшова, только немного по другой линии.

(00:05:08)

Этот человек достоверно участие в убийстве, как минимум, моего прадеда, всех лиц по его расстрельному делу (это шесть человек). Я могу точно утверждать, что не только их. Он достоверно принимал участие в массовых убийствах советских граждан. Это не моя формулировка. Это формулировка военной прокуратуры Сибирского военного округа. Там была сводная комиссия в составе следственного управления КГБ, спецотдела областной прокуратуры, военной прокуратуры. Люди занимались. Мы идем в этом русле.

Почему некоторые из этих людей не были привлечены к ответственности? Потому что в свое время, когда следователи работали, в конце концов, они вышли на собственных начальников, и по политическим причинам это было закончено. Часть сотрудников была уволена, но наработки остались. Мы просто действуем в фарватере этих наработок. Поэтому, когда мы что-то утверждаем, мы это не придумываем, а просто основываемся на официальных документах либо ФСБ России, либо НКВД СССР, либо КГБ СССР, либо военной прокуратуры, либо каких-то областных спецотделов гражданских прокуратур.

Ирина Баблоян: Что произошло после того, как на вас подали жалобу, и вы оказались в полицейском участке?

Денис Карагодин: Заявитель Митюшов, называющий себя сыном сотрудника НКВД, я не знаю достоверно, но я исхожу из того, что сейчас известно, исходя из документов доследственной проверки, утверждает, что сведения, размещенные в отношении его отца на сайте «Расследование», а там размещены сканы документов, выписка из акта о расстреле с фамилией этого Митюшова, с выходными данными ФСБ, частично послужной    список этого сотрудника внутри госбезопасности.

У нас существенно больше информации, чем представлено сайте. Он считает, что эти сведения якобы дискредитируют его имя. Как официально предоставленные документы Федеральной службы безопасности, и официальные документы НКВД СССР могут дискредитировать имя, мне непонятно.

Проверка была инициирована в Новосибирске, перенаправлена по процедуре в Томск. Я сейчас нахожусь в Томске. Здесь произошел опрос меня в рамках этой доследственной проверки, в которой мне были заданы вопросы по существу, действительно ли я являюсь администратором сайта «Расследование Карагодина» (https://karagodin.org), размещал ли я на сайте сведения в отношении Митюшова А. А., если размещался, где находился в момент размещения, и из каких источников я владею информацией о Митюшове А. А. Такой был перечень вопросов.

Мотивирующая часть, в фабуле о том, что якобы эти сведения дискредитируют его имя. На эти вопросы я ответил таким образом. По вопросу администрирования сайта я взял 51 статью Конституции, это позволяет не свидетельствовать против себя и своих близких.

В отношении данных о Митюшове я сообщил (это зафиксировано в протоколе опроса), что да, я действительно знаю одного Митюшова Алексея Алексеевича, сотрудника 8-го учетного отдела управления НКВД по Новосибирской области как человека, достоверно причастного к убийству моего прадеда.

Сейчас мы сделали свой ход. Материалы переданы обратно в полицию. Сейчас решается вопрос, будет ли отказано заявителю, либо дело будет запущено на новую итерацию.

Алексей Соломин: Что вам грозит в случае, если дело будет рассмотрено, и не вашу пользу? Осталось 20 секунд.

Денис Карагодин: Мы готовы к любому развитию событий и даже приветствуем эту проверку, потому что она отдаст фиксацию наших действий как абсолютно законных, легальных, и мы только за. Мы готовы к любому развитию. Пожалуйста, дополнительные вопросы, с удовольствием отвечу, если у вас будет время.

Алексей Соломин: К сожалению, время заканчивается. Но я думаю, что мы с вами общаемся в эфире не последний раз. Вы делаете очень заметное, важное дело. Естественно, мы будем приглашать вас на дискуссии в наши эфиры. В нашем эфире был Денис Карагодин, представитель проекта «Расследование Карагодина».

Денис Карагодин: Спасибо.

(00:09:44) (Конец записи.)

Последнее обновление: Вторник, 4 мая, 2021 в 18:39

ПОДДЕРЖИТЕ НАШУ РАБОТУ
Решаемая задача – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!
Поделиться ссылкой в: