Выдержка из стенограммы оперативного совещания нач. оперпунктов, оперсекторов, ГО и РО УНКВД по ЗСК

Продолжаем набирать формальную информацию. Вот, например, выдержка из стенограммы оперсовещания начальников оперпунктов, оперсекторов ГО и РО УНКВД по ЗСК.

Выдержка из стенограммы оперативного совещания нач. Оперпунктов, оперсекторов, ГО и РО УНКВД по ЗСК, проводимого начальником Управления НКВД по ЗСК комиссаром Гос. Безопасности 3-го ранго тов. МИРОНОВЫМ

Строго секретно

Гор. Новосибирск 25 июля 1937 года

… До тех пор пока мы с Вами не проведем всю операцию – эта операция является государственной тайной с всеми вытекаюшими отсюда последствиями. Когда я буду Вас знакомить с планом по краю в целом, то всякие цифры, о которых Вы услышите, по мере возможности должны в Вашей голове умереть, а кому удастся, он должен эти цифры из головы выкинуть, кому же это не удастся, он должен совершить над собой насилие и все-таки их из головы выкинуть потому, что малейшее разглашение общей цифры и виновные в этом пойдут под военный трибунал. Поскольку цифры достаточно любопытны по краю, я считаю необходимым познакомить Вас с ними, с тем, чтобы Вы могли сориентироваться с масштабом операции.

… Когда я Вас ознакомлю с приказом и оперативным планом по краю в целом – у кого какие будут вопросы – не стесняйтесь, с тем, чтобы все недоуменные вопросы были решены, так как после совещания первыми же поездами все должны разъехаться по местам.

… Если имеются секретные допросы свидетелей и ордер на арест, то с этого и начинайте дело.

Постановление с прокурором не согласовывается. Прокурору мы посылаем только списки арестованных, причем списки придется составлять начальнику оперсектора с 4-х экземплярах – один оставлять у себя, один посылать в край для поссмотрения на тройке, один направлять начальнику РО или ГО и один прокурору.

Операция проводится сначала только по первой категории – отбирайте наиболее активных.

Вы посылаете на тройку готовый проект постановления тройки и выписки из него. То, что мы откорректируем на тройке будут перепечатываться в крае.

Списки на арестованных Вы даете прокурору уже после операции и не указываете – первая или вторая категория, а кратко указываете в списке: / 103 / уголовник или кулак, по какой статье привлекается и дату ареста. Это все, что Вы указываете с списке, направляемом прокурору.

Сроки содержания арестованных в КПЗ ломаются. Сейчас можно будет содержать арестованных в КПЗ в течение 2 ? месяцев.

Много протоколов не требуется. В крайнем случае можно иметь на каждого два-три протокола. Если имеется собственное признание арестованного, можно ограничиться и одним протоколом. Желательно, чтобы к его собственному прзнанию был хотя бы один протокол.

Никаких очных ставок не устраивайте, допросите 2-3 свидетелей, так как никакой необходимости в очных ставках нет. По групповым делам в исключительных случаях можете проводить очные ставки между арестованными в том случае, если некоторые из них не признаются…


<…>


… Дела будут оформляться упрошенным процессом. После операции контроль будет затруднен, поэтому в отношении первой категории надо быть очень требовательными с точки зрения применения категории и санкции на операцию. Почему надо быть требовательным? Работоть нам придется два с половиной месяца, через месяц могут вскрыться новые дела и новые организации, представленный нам лимит мы можем исчерпать и можем очутиться в таком положении, подойдя к целому ряду дел и фигур, что лимит у нас будет использован. В результате мы можем оказаться через месяц без лимита. Несомненно при том поверхностном учете, который имеется, проходит целый ряд фигур по второй категории, представляющих больше интереся, чем те даже, которце взяты на учет по первой категории. Поэтому Вы сейчас еще раз пересмотрите первую категорию, отнесите ко второй то, что не подходит в первой, посмотрите вторую категорию и возможно кое-что должно пойти не по второй, а по первой категории.

Лимит для первой операции 11000 человек, т.е. Вы должны посадить 28 июля 11000 человек. Ну, посадите 12000, можно и 13000 и даже 15000, я даже Вас не оговариваю этим количеством. Можно даже посадить по первой категории 20000 чел. С тем, чтобы в дальнейшем отобрать то, что подходит к первой категории, и то, что из первой должно пойти будет во вторую категорию. На первую категорию лимит дан 10800 человек. Повторяю, что можно посадить и 20 тыс., но с тем, чтобы из них отобрать то, что представляет наибольший интерес.

Через 10-15 дней сама жизнь, вероятно, внесет большие коррективы. Все, что есть организованного в подполье, Вы должны вытащить и разгромить.

… Перед Вами стоит задача вскрыть организованное подполье, дела не свертывать, а наоборот развертывать и развертывать борьбу с организованной контрреволюцией. Мы будем частично через тройку эти дела пропускать, но внимание не должно быть ослаблено и какая-то часть аппарата, если имеет дела по организованной контрреволюции, сидела бы на этих делах по организо- / 111 / ванной контрреволюции и эту часть аппарата не трогать. Это оперативно-политическая задача, я думаю, Вам всем ясна.

Стоит несколько вопросов техники. Если взять Томский оперсектор и ряд других секторов, то по каждому их них в среднем, примерно, надо будет привести в исполнение приговора на 1000 человек, а по некоторым – до 2000 человек.

Чем должен быть занят начальник оперсектора, когда он приедет на место? Найти место, где будут приводиться приговора в исполнение и место, где закапывать трупы. Если это будет в лесу, нужно чтобы заранее был срезан дерн и потом этим дерном покрыть это место, с тем, чтобы всячески конспирировать место, где приведен приговор в исполненей потому, что все эти места могут стать для контриков, для церковников местом религиозного фанатизма. Аппарат не коим образом не должен знать ни место приведения приговоров, ни количество, над которым приведены приговора в исполнение, ничего не должен знать абсолютно потому, что наш собственный аппарат может стать распространителем этих сведений…


Полная версия – здесь.

Последнее обновление: Воскресенье, 30 июня, 2019 в 15:50

ПОДДЕРЖИТЕ НАШУ РАБОТУ
Решаемая задача – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!
Поделиться ссылкой в: