«Досье на прокурора»

При поддержке ведущего и старейшего медиа города Томска – "Агенства новостей ТВ2", предъявляем на суд широкой общественности – массового убийцу, палача и фальсификатора – томского прокурора ПИЛЮШЕНКО Николая Лаврентьевича (прямого убийцу КАРАГОДИНА Степана Ивановича).

Публикация – «Досье на прокурора» (автор Лариса МУРАВЬЁВА, ТВ-2):

– «Денис КАРАГОДИН назвал имя одного из главных массовых убийц Томска в 1937-1938 годах»

– «Если в вашем домашнем архиве есть копия следственного дела вашего родственника, подвергшегося в 1937-1938 годах политическим репрессиям в Томске, присмотритесь к этому документу повнимательней. С вероятность в 90% на нём стоит именно его санкционирующая подпись!»

– «Без его подписи не было бы ни ареста, ни придания "суду", ни заключения в лагерь или убийства (расстрела).»

Мы давно хотели это сделать.

Готово!


«Досье НА ПРОКУРОРА»
(расширенная версия)

Томич Денис КАРАГОДИН продолжает расследовать убийство своего прадеда, расстрелянного в Томске в 1938 году. Цель расследования, которое длится уже несколько лет — привлечь к уголовной ответственности палачей, убивших 80 лет назад амурского хлебороба Степана КАРАГОДИНА. На днях в своем блоге Денис разместил подробную информацию о «массовом убийце, фальсификаторе и палаче» — прокуроре Томска в 1937-1939 годах — Николае ПИЛЮШЕНКО.

Из досье Дениса КАРАГОДИНА:

«ПИЛЮШЕНКО Николай Лаврентьевич. За 1937-1938 гг. санкционировал убийство в г. Томске и Томском районе не менее 10194 человек (включая КАРАГОДИНА Степана Ивановича). За свою жизнь сменил 14 городов, прожил 78 лет».

ПИЛЮШЕНКО Николай Лаврентьевич – прокурор города Томска {с июля 1937 года по декабрь 1939 года} НСО ЗСК СССР. Фото – 1937 год, г. Томск, СССР.

«Если и существуют абсолютные маньяки, то Николай ПИЛЮШЕНКО – один из них, на все 100%, — говорит Денис КАРАГОДИН. — Для меня важно, чтобы мой родной город Томск узнал о нём всё. Бывает, мы представляем себе злодеев как-то литературно, художественно, ориентируясь на образы из прочитанных книг или увиденных фильмов… Но, жизнь, как это часто бывает, намного полнее и многообразней; и если вы хотите посмотреть на настоящего, реального, маньяка, серийного и массового убийцу – посмотрите на томского прокурора ПИЛЮШЕНКО».

ПРОКУРОР ПИЛЮШЕНКО. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Николай ПИЛЮШЕНКО родился в июле 1897 года на железнодорожной станции Обь (сейчас это город Обь Новосибирской области). Мать была домохозяйкой, отец около 30 лет отработал железнодорожником.

Из досье Дениса КАРАГОДИНА:

«Согласно версиям, сформированным самим ПИЛЮШЕНКО Николаем Лаврентьевичем, в разные периоды его отец (в зависимости от исторического времени вопроса) вдруг неожиданно менял место и должность работы: так, на 1936 год он указывает, что его отец «разнорабочий на железной дороге», далее, в том же 1936 году указывает как «служащий – рассыльный телеграфа», на 1940 год указывает как – «рабочий завода», на 1954 год указывает как – «рабочий железной дороги», а на 1973 год указывает как – «старший стрелочник»...

«Досье на прокурора»

У Николая ПИЛЮШЕНКО было три сестры (мужа одной из них, офицера колчаковской армии, большевики репрессировали в 1920). Будущий прокурор Томска был женат, имел сына. Образование получил начальное — два класса железнодорожного училища в Тайге. Позже окончил годичные юридические курсы в Иркутске, полтора года повышал квалификацию на курсах юстиции при институте советского права в Москве, учился в вечернем университете марксизма-ленинизма в Новосибирске.

Работать ПИЛЮШЕНКО пошел в 17 лет — путейцем. Позже числился помощником машиниста, нарядчиком, диспетчером, машинистом. Резвый карьерный рост начался с октября 1925 года — тогда Николай Пилюшенко стал секретарем партколлектива ВКП(б) в тайгинском паровозном депо. Через год он уже — помощник окружного прокурора в Томске. После окончания юркурсов — заместитель окружного прокурора сначала в Таре, а потом в Канске. После столичных курсов юстиции — с 1932 по 1934 годы — ПИЛЮШЕНКО работал прокурором города Сталинска (Новокузнецк). Следующие три года он провел в кресле прокурора Бийска. А с июля 1937 по декабрь 1939 года — Николай Пилюшенко возглавлял прокуратуру Томска.

Из досье Дениса КАРАГОДИНА:

«Фактически:

- на должности прокурора города Томска (с июля 1937 по декабрь 1939 года) принимает участие в массовых убийствах населения города Томска и районов (фальсифицируя обвинительные заключения, визируя заведомо ложные и сфальсифицированные ордера на арест, представления, приговоры и т.п.;

- проводит показательные процессы (публикуется с отчетами в региональной печати о разоблаченных им «врагах», «кулаках» и т.п.;

- поездки на показательные процессы были столь часты, что в отношении ПИЛЮШЕНКО было несколько жалоб со стороны партийного аппарата томской прокуратуры о том, что занятия по политподготовке срываются в связи с отсутствием руководителя на выездах в командировки);

- как секретарь первичной партийной организации ВКП(б) томской прокуратуры, при приёме кандидатов в члены партии ставил им на вид, чтобы они больше читали художественной литературы (т.к. изложение стороны обвинения хромает, т.е. нужно подтянуть)...»

ПИЛЮШЕНКО Николай Лаврентьевич – прокурор города Томска {с июля 1937 года по декабрь 1939 года} НСО ЗСК СССР. Фото – с 1936 года по 1973 год.

«Именно Николай ПИЛЮШЕНКО в 1937-1938 годах санкционировал аресты томичей, подводя их под знаменитые «расстрельные лимиты», — говорит Денис КАРАГОДИН. — Если в вашем домашнем архиве есть копия следственного дела вашего родственника, подвергшегося в 1937-1938 годах политическим репрессиям в Томске, присмотритесь к этому документу повнимательней. С вероятность в 90% на нём стоит именно его санкционирующая подпись. Без этой подписи не было бы ни ареста, ни придания «суду», ни заключения в лагерь или убийства – расстрела. Причём, не стоит полагать, что Пилюшенко ограничивался лишь работой карандашом и чернилами — нет, бывало и так, что он убивал собственноручно — расстреливал (в составе сводной бригады из основных томских палачей: ЗЫРЯНОВАДЕНИСОВАГНЕДИКА и примкнувшего к ним народного судьи 7-го участка ПОПОВА)».

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ СТО ДЕВЯНОСТО ЧЕТЫРЕ

Репрессивный конвейер «арест-обвинение-приговор» под руководством прокурора ПИЛЮШЕНКО работал в стахановском режиме. Только в 1937-1938 годах в Томской тюрьме на Каштаке были расстреляны не менее 10194 человек. Это лишь те, на кого в областном УФСБ сохранились архивные «расстрельные» дела.

«Тонкость здесь в том, что на убийство в томскую тюрьму везли не только томичей, — говорит Денис Карагодин, — но и людей из других районов (оперсекторов). Например, из Кемеровской области — того же города (тогда станции) Тайга (фактической, кстати, родины ПИЛЮШЕНКО). И получается, что «региональные» расстрелы статистикой в Томске, скорее всего, не учтены, а «уходят» статистически в другой регион. И тем не менее, даже убийство одного человека – это исчерпывающе много и недопустимо».

На фото сверху — виды Томской тюрьмы №3 тюремного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР. Расстрельный ров Каштачной горы. Место массовых казней и секретных захоронений. Денис КАРАГОДИН считает, что с вероятностью 95% тело его прадеда — Степана КАРАГОДИНА, расстрелянного 21 января 1938 года — находилось там или на прилегающих к рву территориях.

Семья КАРАГОДИНЫХ. Томск 1937 год. До ареста в декабре 1937 года. Кузьма – нижний ряд, первый слева.

Сын Степана КАРАГОДИНАКузьма — рассказывал, что будучи в Красных казармах во время службы по призыву (территория Северного городка), он часто слышал ружейные залпы со стороны тюрьмы, прилегавшей к каштачному рву. По свидетельствам других очевидцев, в период 1937-1938 годов внутри Каштачного рва находилось два амбара. В одном хранился шанцевый инструмент для закапывания расстреляных тел. Другой использовали как место расстрела (по некоторым свидетельствам, людей не только расстреливали, но и душили, а также забивали до смерти).

Из блога Дениса Карагодина:

«Заведующий гаражом Томского горотдела НКВД – ЧЕРНЫШОВ Филипп Фролович. Именно он отправлял «черные воронки» по городу Томску в 1937-1938 годах. Результат – убито (расстреляно) не менее 10194 человек. Именно его машины потом вывозили трупы с территории томской расстрельной тюрьмы в лес для сжигания. Из личной характеристики: «Отсутствует учет горючего. В гараже неизжита обезличка. Не признает своих ошибок»...

ЧЕРНЫШОВ Филип Фролович – завгаражом Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР – именно тот человек, кто отправлял "черные воронки" по городу Томску в 1937-1938 годах. Фотографии ЧЕРНЫШОВА [точные даты]: 1936 год, 1950 год, 1954 год, 1964 год.

По информации Дениса КАРАГОДИНА, основная бригада палачей томской тюрьмы №3 состояла из четырех человек. Помощь в приведении смертных приговоров в исполнение им оказывали еще, как минимум, пять человек. Двое палачей из девяти — женщины.

ПОДПИСЬ ПРОКУРОРА

Николай ПИЛЮШЕНКО был мастером аппаратных игр. Об этом красноречиво говорит такой эпизод из его биографии. 13 ноября 1938 года Пилюшенко арестовали по обвинению в право-троцкистском прокурорском заговоре. Под следствием томский прокурор провел 16 месяцев. Согласно протоколам допросов, Пилюшенко виртуозно использовал контраргументацию — во время допросов подробно перечислял фамилии руководителей краевого УНКВД, «повязав» своими показаниями всех. Возможно, это и спасло томского прокурора — делу не дали ход. Несмотря на обвинительное заключение от 16 ноября 1939 года, Пилюшенко не только в течение месяца освободили из-под стражи, но и полностью реабилитировали.

БАРКОВ Игнатий Ильич – прокурор Западно-Сибирского края СССР, города Новосибирска. Фото – 1936 год, г. Новосибирск, СССР.

— Вообще нужно особо отметить, что он был асом аппаратной игры, — говорит Денис КАРАГОДИН. — Вёрткий, хитрый и непобедимый. Неудивительно, что его было трудно «достать». Например, в музее Томской областной прокуратуры о нем вообще нет никаких данных.

Единственное упоминание о нем – это буквально два предложения в книге о томской прокуратуре; был, мол, некий томский прокурор ПИЛЮШЕНКО и новосибирский БАРКОВ, ну и в общих фразах сказано, что, мол, «такая была ситуация» (но без подробностей о том насколько она была «такая»). На веб-сайтах же прокуратур, как правило, в разделе «история», когда доходишь до периода 1930-х годов, часто пишут – «архивных сведений выявить не удалось», причем речь о «невыявлении» всегда идет почему-то в отношении ключевых прокурорских работников того периода – фактических массовых убийц.

ПИЛЮШЕНКО Николай Лаврентьевич – прокурор города Томска {с июля 1937 года по декабрь 1939 года} НСО ЗСК СССР. Фото – 1973 год, Кривой Рог / г. Запорожье, Украинская ССР, СССР.

Как же вы искали, находили и верифицировали информацию про Пилюшенко?

КЛЮЕВ Николай Алексеевич, 1884 г.р. (русский поэт). Фото: 1934 год, г. Колпашево (ссылка), Нарымский край Томской губернии (Новосибирской области) Западно-Сибирского края СССР.

— Благодаря проекту STEPAN IVANOVICH KARAGODIN .ORG теперь мы знаем о нем более чем достаточно. Во многом первый шаг в этом направлении помогло сделать следственное дело поэта серебряного века Николая КЛЮЕВА. Именно там я впервые увидел полную подпись прокурора Пилюшенко. А в следственном деле моего прадеда она была обезличена сотрудниками УФСБ России по Томской области; таким образом, что это скорее было похоже на фоновую грязь плохого копировального аппарата – белое пятно с маленькой закорючкой – чем на подпись (тем более расшифрованную).

Справка на арест (от ноября 1937 года, фактически {по подписи на документе} от 3 декабря 1937 года) Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР в отношении КАРАГОДИНА Степана Ивановича; на документе стоит визирующая подпись прокурора города Томска – ПИЛЮШЕНКО Николая Лаврентьевича.

В некотором смысле, проект KARAGODIN.ORG отдал поэту своеобразных «долг», — мы «проявили» следователя, который подвел КЛЮЕВА под расстрел (собрали на него исчерпывающие данные).

ГОРБЕНКО Георгий Иванович – оперуполномоченный 3-го отдела Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, мл. лейтенант государственной безопасности СССР. Дата: 1938 год. Место: г. Томск, СССР.

Дело в том, что этот следователь также принимал участие и в убийстве Степана КАРАГОДИНА, поэтому он был одной из наших основных целей. Речь идёт об оперуполномоченном 3-го отделения Томского горотдела Георгии ГОРБЕНКО. Многим он может быть знакомым по Томскому коммунально-строительному техникуму, где он под конец своей жизни работал директором. Данные на всех теперь в открытом доступе. О том как именно были добыты эти сведения я рассказывать не буду. Скажу лишь одно: сделать это – удалось.

Какова конечная цель расследования?

КАРАГОДИН Степан Иванович – раскулаченный амурский хлебороб, ссыльный в Западную Сибирь  – убит сотрудниками Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР 21 января 1938 года в городе Томске (Томской тюрьме №3 тюремного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР).

— Итоговая цель: обнаружить тело моего убитого прадеда – Степана Ивановича Карагодина и привлечь к ответственности (на основе актуального законодательства) всю цепочку ответственных, вовлеченных и причастных к его убийству – 21 января 1938 года в Томской расстрельной тюрьме на Каштаке лиц. Этот список опубликован на сайте, начиная от водителей «черного воронка» и машинисток горотдела НКВД, заканчивая организаторами самого убийства – членами ЦК Политбюро коммунистической партии.

Что же касается кейса с останками, то ситуация следующая: как минимум, мы точно знаем где находится их часть – они перезахоронены на Бактинском кладбище; имеющаяся братская могила – это несколько ящиков, «поднятых с Каштака», сгруженных в несколько гробов, останков тел (работу эту, в свое время, проделало томское общество «Мемориал», хотя, во многом сделал это один человек – доцент Томского государственного университета Вильгельм ФАСТ). Всё, что нужно – это эксгумировать эти останки и сделать экспертизу ДНК для установления истины.

Более того – это позволит составить ДНК-профили всех останков (сейчас там 27 ящиков, включая останки из Колпашевского яра), поэтому любой желающий потом сможет достоверно установить – есть ли в этой братской могиле его родственники. Но это отдельный кейс KARAGODIN.ORG, который будет реализован позже. На глобальном уровне.

Почему именно в последние годы эта тема - узнать правду о судьбе репрессированныхпредков и их палачей актуализировалась для многих?

— Не берусь дать определенный ответ. Но, во всяком случае, совершенно точно могу сказать, что мой расследовательский проект идет в авангарде этого движения. Поддержать нас в этом сейчас можно так.

Для справки:

КАРАГОДИН Степан Иванович, 1881 г.р., русский амурский хлебороб, председатель сельского совета села Волково Благовещенского района Амурской области России, раскулачен в 1928 году, в 1929 году сослан из Амурской области в Нарымский край Западной Сибири, после отбытия ссылки в 1937 году арестован в городе Томске и обвинен в якобы в шпионаже в пользу японской военной разведки ("харбинская операция"), убит сотрудниками Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР 21 января 1938 года в Томской тюрьме №3 тюремного отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР.

На протяжении всей жизни родные и близкие Степана Ивановича были вовлечены в его судьбу. К настоящему дню его братья, сёстры, жена и все его дети уже умерли. Дальнейшим расследованием всех обстоятельств его трагической судьбы занимаются его потомки.

Расследование ведется с 1 декабря 1937 года, т.е. уже 80 лет, 8 месяцев и 13 дней.


Оригинал:

«Досье на прокурора» – Лариса МУРАВЬЁВА – 14 августа 2018 – © "Агенство новостей ТВ-2".

Лицензия:

Свободное использование материала, при обязательном соблюдении условия – ссылка на источник – KARAGODIN.ORG [https://karagodin.org/?p=21205]

Последнее обновление: Понедельник, 21 декабря, 2020 в 08:27

ПОДДЕРЖИТЕ НАШУ РАБОТУ
Решаемая задача – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!
Поделиться ссылкой в: