Статья: "Феномен обоснованных массовых репрессий"

Феномен
обоснованных массовых
репрессий

Стоит ли искать среди убитых советской властью тех, кого наказали заслуженно?

"Последний адрес – для всех!" – событие, послужившее поводом к появлению статьи.

Аудиоверсия:

Автор: Олег КАШИН*
Нарратор: Денис КАРАГОДИН – Расследование КАРАГОДИНА
[ слушать и поделиться в Telegram ] [ слушать на YouTube ] [ скачать аудио ]

Текст:

Самое отвратительное (прежде всего в государственном речекряке, но не только в нем) выражение — «необоснованные политические репрессии».

Справка о реабилитации Степана КАРАГОДИНА, 1955 год.

Если есть необоснованные, значит, есть и обоснованные, и значит, можно рационализировать кровавое хаотическое безумие советского террора, выделяя из него тех, кого убили ни за что, и оставляя за скобками тех, кого убили заслуженно.

И не скажешь ведь, что это какой-то бред, интуитивно разница понятна, да и не только интуитивно — в изданном центральным комитетом КПСС перестроечном справочнике о членах политбюро и секретарях ЦК всех поколений невозмутимо сказано, что из 193 человек «необоснованно репрессировано» 46, а трое «расстреляны за нарушения социалистической законности», и тут даже не нужно особых исторических знаний, чтобы назвать, по крайней мере, двоих из тех трех репрессированных обоснованно — ЕЖОВ и БЕРИЯ, конечно (третьим напрашивается ЯГОДА, но нет, он не был в политбюро; третий — это азербайджанский вождь БАГИРОВ, расстрелянный заодно с БЕРИЕЙ).

От общей массы убитых советской властью мы с легкостью отделяем тех, кого не жалкопалачей.

Руководитель СССР – Иосиф СТАЛИН – организатор массовых убийств советских граждан в 1937-1938 годах.

Их судили те же тройки или «специальные присутствия», что и обычных людей, на них так же навешивали выдуманные обвинения (и потомки того же БЕРИИ потом боролись в судах за реабилитацию, добиваясь даже снятия каких-то совсем лютых статей), их так же лишали всех положенных даже по кривым советским законам гражданских прав, и, даже имея в виду справедливость наказания, невозможно отрицать, что та справедливость явилась следствием совпадения — в массиве произвольно схваченных людей оказался некоторый процент тех, кто заслуживал казни, лотерея.

Массовый убийца – прокурор Николай ПИЛЮШЕНКО, ответственный за аресты и убийства практически всех жертв Большого террора 1937-1938 годов в городе Томске – сам арестован.

В эту лотерею, как мы понимаем, играли все, и некоторые выигрывали — типичный палач из тридцать седьмого года все-таки не сгнил во рву, а дожил, обвешанный орденами, до почетной пенсии, часто и работу имел приличную — начальник отдела кадров где-нибудь, или проректор университета, или вообще писатель.

Сотрудник Томского НКВД – Абрам ЛЕВ – в 1937-1938 году специализировался на убийстве евреев. Завершив службу в органах госбезопасности, работал на должности начальника отдела кадров томского Управления механизации №2 треста Спецстроймеханизация.

Служили два товарища в одной и той чеке, но одного расстреляли при очередной чистке, другому повезло, и какими бы эти двое ни были одинаковыми, у одного внуки так и живут с клеймом потомков сертифицированного палача, а у другого — ходят с дедовым портретом на «Бессмертный полк».

Массовый убийца – начальник Томского НКВД Иван ОВЧИННИКОВ – расстрелян.

Массовая убийца – женщина-палач Томского НКВД – Екатерина НОСКОВА (БИРЮКОВА) – на почётной пенсии.

Несправедливо, не находите?

Хотя — да как тут вообще искать справедливость.

Смертные приговоры советских судов и аналогичных им органов, по крайней мере, до наведения относительного порядка в середине пятидесятых (а тут обиженно крякнут из ада РОКОТОВ и ФАЙБИШЕНКО) — заведомый беспредел и террор, любой приговор по умолчанию неправосуден, даже чисто уголовный.

Свердловский (уголовный) маньяк-убийца – Владимир ВИННИЧЕВСКИЙ.

Читая, скажем, про свердловского пионера-маньяка ВИННИЧЕВСКОГО, стоит помнить, что, какими бы убедительными ни были доказательства по его делу, поймали и расстреляли его буквально те же люди, которые в остальное время ездили по городу на воронках, хватали и убивали невиновных.

Из автозака "черный воронок" выгружают арестованных людей.

Да и даже формально приговор по ВИННИЧЕВСКОМУ — та же пятьдесят восьмая статья, которую ему накинули именно из соображений, если можно так выразиться, здравого смысла, человек объективно заслуживал казни, а по тогдашнему УК убийства и изнасилования детей карались недолгой отсидкой — другого способа расстрелять маньяка, кроме как за антисоветчину, не нашли.

Попробуйте, нет, вы попробуйте отделить «хороших» от «плохих».

Вам кажется, что это просто?

Вот формально — исключаем из перечня невинно убиенных сотрудников НКВД, прокуроров, судей, а остальных оставляем — так?

Массовый убийца (член новосибирской тройки) – прокурор Игнатий БАРКОВ – арестован НКВД, во время следствия, не выдержав пыток, покончил собой – выбросившись из окна.

То есть, сортируя сталинское политбюро, мы признаем обоснованно репрессированным людоеда ЕЖОВА но, как при ХРУЩЕВЕ, спокойно реабилитируем людоеда КОСИОРА, персонально ответственного в том числе за украинский голод?

Каратель, участник подавления Тамбовского восстания – Соломон УДАЛОВ – помощник (и врио) начальника Новосибирской школы НКВД – застрелился в Новосибирске, между 14 и 21 августа 1937 года, после политических обвинений – "Раз он польский еврей, то, значит, шпион".

Спорили в свое время о памятной табличке красному маршалу УБОРЕВИЧУ, палачу Тамбовского восстания — и допустим, по итогам споров репутация УБОРЕВИЧА и безотносительно табличек оказалась испорчена, и это как будто заслуженно, но никто при этом не трогает улицы ТУХАЧЕВСКОГО, которому УБОРЕВИЧ в Тамбове, собственно, и подчинялся, да и сами красные маршалы в народной памяти, какими бы людоедами ни были, проходят по категории «СТАЛИН перед войной поубивал всех полководцев, с которыми ГИТЛЕРА победили бы за месяц».

Советские солдаты ведут бой во время химической атаки.

Хорошо бы и от этой легенды избавиться, но как?

Никак, никак, вообще всёникак.

Если доживем до такого искусственного интеллекта, которому по силам окажется изучить биографии всех миллионов убитых большевиками, окажется, что уж к концу-то тридцатых, когда за плечами у каждого уже было по двадцать лет жизни в советской реальности — далеко не только сотрудники НКВД могут считаться расстрелянными заслуженно.

В базе «Мемориала» [внесен Минюстом РФ в реестр НКО-иноагентов и впоследствии ликвидирован] человек совершенно верно записан колхозником — и поди разбери, это раскулаченный крестьянин перед тобой, или наоборот, активный участник коллективизации, у которого на совести десятки невинных душ. Студент — он просто студент или активный комсомолец, громивший какую-нибудь церковь или писавший донос.

Глава томского комсомола – Роберт СПРИНГИС – расстрелян по коллективному делу, в составе группы студентов.

Уж доносчиков как участников самой распространенной и самой нетрудоемкой репрессивной практики среди убитых в тридцать седьмом году наверняка нашлась бы не одна тысяча.

А сколько было расстреляно, допустим, участников гражданской войны — тех, у кого на руках заведомо больше крови, чем на руках их палачей из НКВД?

Быть активным членом советского общества тридцатых годов, не совершая при этом подлостей, в том числе самых кровавыхтяжелый труд и подвиг, на который были способны буквально единицы из общей тогдашней статистики.

Научная библиотека Томского государственного университета – 1936 год, студенты читают книги на фоне индоктринационно развешанных портретов советских вождей: ЛЕНИНА, СТАЛИНА и КИРОВА. Именно отсюда, в 2016 году "Расследование КАРАГОДИНА" стало известно широкой аудитории (один из постов сайта был написан в этом зале и опубликован из него же, неожиданно он завирусился в социальных сетях, что положило началу нашей широкой известности).

Разбирая всерьез каждое расстрельное дело, мы с ужасом обнаружим, что по-настоящему чистыми окажутся, может быть, только монахи, да и то не все.

И следует из этого — что, признать советский террор правильным и закрыть вопрос?

Разумеется, нет.

Античеловеческий и людоедский характер советского режима никак не смягчается личными недостатками (даже самыми страшными) его частных жертв.

Томский особист Павел ЕГОРОВ

Особист Томского НКВД – Павел ЕГОРОВ, принимавший участие в массовых убийствах 1937-1938 годов в Томске и Новосибирской области – сам арестован и осужден. Находясь в заключении, написал "покаянное письмо" Иосифу СТАЛИНУ, в котором дал показания против своих коллег из НКВД. Письмо, скорее всего, было написано под давлением тюремной администрации, для того, чтобы ещё больше раскрутить маховик массовых убийств, но уже в среде самих сотрудников НКВД.

Реальная жертва большевизма однасобственно народ, к которому принадлежим мы сами.

Мы сами при этом не ангелы, но никакие наши минусы не оправдывают ни ЛЕНИНА, ни его последователей.

Массовый убийца – Владимир ЛЕНИН, идеолог и основатель СССР.

Даже если «плохие» составляют в реальности большинство убитых советской властью, лицом коллективной народной жертвы все равно будут хорошие, даже без кавычек — хорошие в основном, обычные люди, которые без большевизма прожили бы каждый самую заурядную, но прежде всего человеческую жизнь, не уничтоженную выстрелом палача и не растленную комсомолом, партией и колхозным движением.

Елена СИМО (вторая слева), находясь в томской ссылке, встречает в кругу друзей за новогодним столом – Новый 1937 год! Её мужа, Николая, вскоре арестуют и расстреляют. Вслед за ним арестуют и саму Елену и тоже расстреляют; причём вместе со Степаном КАРАГОДИНЫМ (единой партией, по общему коллективному делу, – 21 января 1938 года). Одним из палачей, убивавших СИМО и КАРАГОДИНА станет Екатерина НОСКОВА. Малолетнего сына Елены и её мужа Николая, носящего имя своего отца – Николай, сотрудники НКВД сдадут в детский дом. Друзей Елены (на фото) также постигнет трагическая судьба.

Списки убитых нужны не для того, чтобы выяснять, кто был лучше, а кто хуже, а чтобы хотя бы посмертно вырвать у красного дьявола те имена, которые он хотел бы предать забвению.

Акт расстрела с зачеркнутыми фамилиями и подписями сотрудников НКВД (и убитых ими людей), предоставленный Управлением ФСБ Новосибирска. Имена и подписи в документе зачеркнули сами сотрудники ФСБ, для того чтобы их скрыть и они не были известны.

Он ведь не видел разницы между академиком ВАВИЛОВЫМ и чекистом ЯГОДОЙ, между поэтом КЛЮЕВЫМ и военным преступником УБОРЕВИЧЕМ — так и у нас нет права, копаясь в расстрельном рву, сортировать мертвых.

Русский поэт Серебряного века – Николай КЛЮЕВ (в томской ссылке и заключении), перед расстрелом в Томской городской тюрьме НКВД.

Все спорные ситуации надо уточнять — статьями, книгами, фильмами, научными работами.

Бесспорная ситуация однаубитые.

Пытаться уточнять эту ситуацию значит подыгрывать убийцам.


Олег КАШИН* специально для "Расследование КАРАГОДИНА– 25 мая 2022 год, г. Лондон, Великобритания. Больше материалов Олега КАШИНА в телеграм-канале "Кашин Плюс".

*Минюст РФ (3 июня 2022 года) включил Олега КАШИНА в список "иноагентов".


Последнее обновление: Четверг, 9 июня, 2022 в 13:36


Подписывайтесь на наш Телеграм и Twitter.

Помогайте намподдерживая разовым, а лучше небольшим, но ежемесячным донатом. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!

Поддержать