Досье на помощника начальника 3 отдела УГБ УНКВД по НСО ЗСК СССР – ВОЛКОВА Андрея Матвеевича.

Персональное досье (наработка материала) на подозреваемого в причастности к убийству КАРАГОДИНА Степана Ивановича – помощника начальника 3-го отдела УГБ УНКВД по НСО ЗСК СССР – ВОЛКОВА Андрея Матвеевича.

ВОЛКОВ Андрей Матвеевич – кадровый сотрудник УНКВД по НСО ЗСК СССР (помощник начальника 3-го отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР), лейтенант государственной безопасности СССР.

ВОЛКОВ Андрей Матвеевич – кадровый сотрудник УНКВД по НСО ЗСК СССР (помощник начальника 3-го отдела УНКВД по НСО ЗСК СССР), лейтенант государственной безопасности СССР.


UPD. 08.12.2017 [данные в полном объеме в наличии; идет обработка данных, по завершению всё будет опубликовано] (обновляется)


Личное дело:

ВОЛКОВ Андрей Матвеевич, член ВКП(б) с 1931 года, партбилет № 2114983. Родился в 1905 году в семье рабочего Оршанского округа. До 1920 года учился. С 1921 года по 1924 год в Народно-Добрвольческой армии, а затем в Красной армии, на Дальнем Востоке. С 1924 года по 1925 год в Финотделе агентом, с 1927 года по настоящее время в ОГПУ. Партвзысканий не имеет. На политвопросы ответил удовлетворительно. Считать проверенным – (чистка НКВД 1936 год).

Палач – принимал участие в расстрелах – как минимум в 1938 году в г. Кемерово (три акта = 86 человек).

 

"Волков Андрей Матвеевич, бывший пом. нач. отделения 3 отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области, лейтенант госбезопасности, приказом МГБ СССР № 4032 от 12 июля 1952 года исключен из списков личного состава в связи со смертью." (11 мая 1955 год) – Архив УФСБ Томской области. Д. П-1273. Л.361-364. Подлинник. Рукопись.

Приказы:

  • Приказ МГБ СССР № 4032 от 12 июля 1952 – исключить из списков личного состава в связи со смертью.
  • Волков Андрей Матвеевич младший лейтенант гб 22.03.1936 пр.№ 176  лейтенант гб 22.08.1937

Фотография:

Выявлена фотография.


Особо важно:

Цитата [1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле -Большакова А.В. 1937-1938 гг. Операции НКВД-Из хроники большого террора на томской земле — Водолей , 2006. — 233 c.ISBN 5-902312-69-8] (стр. 364-365):

"Вопрос: Из материалов дела видно, что 26 февраля 1938 года Вами было допрошено 10 обвиняемых и все они признали предъявленное им обвинение. Каким образом осуществлялся допрос этих обвиняемых?

Ответ: Допросы арестованных рядовыми следователями производились в соответствии с имеющейся схемой у представителя УНКВД по Новосибирской области ВОЛКОВА Андрея Матвеевича, возглавлявшего тогда следственную работу по этой линии в Нарымском Окротделе и начальника отделения КАЛИНИНА Николая Петровича. Последние давали следователям группы арестованных и схему, из которой усматривалось, кто из арестованных кого завербовал. Изредка давались протоколы вербовщиков, если таковые были, для использования при допросах. Допрос производился после вызова арестованного в служебный кабинет, где каждый арестованный давал показания. Получение признательных показаний о причастности к контрреволюционной организации не составляло никаких трудностей, так как последние были обеспечены активной внутрикамерной разработкой. Агентами являлись основные вербовщики. Допрос арестованных в пределах 7-8 человек в течение суток считался нормальным явлением."


Установлены родственники – наша позиция по этому вопросу.


Выписка из заключения в отношении бывших работников УНКВД по Новосибирской области

“УТВЕРЖДАЮ”
“11” января 1941 г.
ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ

И.Серов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
По материалам расследования о быв. работниках 3-го отдела УГБ УНКВД Новосибирской области: ИВАНОВЕ Ф.Н., ПЕЧЕНКИНЕ А.И., ВОЛКОВЕ А.Н. и ЧЕРЕПАНОВЕ П.А.

Из следственной части ГУГБ НКВД СССР поступили докладные записки прокурора Новосибирской области, адресованные прокурору Союза ССР и в Новосибирский обком ВКП(б) о том, что в УНКВД НСО в 1937–1938 гг. широко производились необоснованные аресты граждан, из которых потом искусственно создавались целые к-p формирования, а виновные в этом ИВАНОВ и другие не только не были наказаны, а, наоборот, продвигались по службе.

В связи с этим на место для расследования были командированы сотрудники ОСУ НКВД. Произведенным ими расследованием присланные материалы подтвердились и в значительной мере пополнились.

Установлено следующее:

3 отделом УГБ УНКВД НСО, нач. которого явился ИВАНОВ в период 1937–1938 гг., до момента опубликования постановления ЦК ВКП(б) и СНК, производились массовые необоснованные аресты граждан. Для этой цели использовались личные листки отдела кадров предприятий и учреждений, куда специально посылались оперработники. По усмотрению оперработников на “подозрительных лиц” составлялся общий список на арест, который подписывал начальник отдела ИВАНОВ или его заместитель ПЕЧЕНКИН и начальник отделения ВОЛКОВ.

Из арестованных таким порядком лиц искусственно создавались целые к-p формирования. А окраску группам арестованных и причастность их к к-р организации придумывали одновременно с подписанием списка на арест. Более того. В это же время выбирали по списку вербовщиков и к ним прикрепляли завербованных еще до производства арестов, оформляя это путем составления схем к-p связей лиц, проходящих по групповому делу.

Следствие велось преступным образом, а именно следователям заранее давались из составленных схем данные о том, кто кого из арестованных "завербовал”, давали типовой опросник и они, не спрашивая арестованного, писали об этом в протоколе допроса, а “практическую” к-p деятельность следователь вымышлял сам, вписывая поджоги, взрывы и т.п., которых, как установлено следствием, в действительности не было. Свидетели по групповым делам не допрашивались. В целях подписания вымышленных протоколов допроса производилась камерная обработка арестованных. Упорствовавших же держали на “стойке” до тех пор, пока не подписывали протоколы допроса.

Заявления арестованных на неправильные указания в документах на принадлежность к кулакам и офицерству не проверялись, что привело к тому, что много о

осуждено к ВМН и на разные сроки людей, не являвшихся социально-чуждыми. Кроме того, установлено, что на целые группы арестованных протоколы допроса написаны заранее от начала до конца, когда арестованных еще не было в г. Новосибирске.

В целях сокрытия от рядового оперсостава всей преступной оперативно-следственной работы, в 3 отделе УГБ было введено своеобразное “разделение труда”: одна часть оперработников подготовляла списки на арест граждан и составляла схемы к-p связей арестованных, другая часть вела следствие, третьи писали обвинительные заключения и докладывали дела на тройке.

КОЛОМИЙЦ Павел Федорович – начальник Особого Отдела СибВО.

А тех оперработников, которые начали сигнализировать в партийные органы о преступных методах в следственной работе или несогласных с этими методами, арестовывали и судили как врагов. Так, был арестован быв. сотрудник 3 отдела Сиблага САДОВСКИЙ, написавший в ЦК ВКП(б) о преступных методах следствия, и он тройкой осужден к ВМН. Быв. зам. начальника ОО СибВО КОЛОМИЙЦ, занимавшийся проверкой сфальсифицированных дел и высказавший по ним свое противоположное мнение был осужден на 25 лет ИТЛ. В 1940 г. КОЛОМИЕЦ из- под стражи освобожден с прекращением дела.

...Проверкой группового дела на ПИЗЕЛЬ И.И., ВИНГЕЛЬС Ф.И. и других, всего 85человек, которое... велось 3-м отделом, установлено, что 70 человек, большинство из которых рабочие, служащие и крестьяне, приговорено к ВМН, а остальные приговорены на сроки. Дело прокуратурой опротестовано и направлено на пересмотр.

Такого же рода фальсификация обнаружена при проверке архивно-следственного дела No 360585 по обвинению БЕРВИНЕВА М.И. и др. (всего 58 человек), следствие по которому вела бригада ЧЕРЕПАНОВА, а обвинительное заключение подписали БАСОВ, ВОЛКОВ и ИВАНОВ.

Установлено, что на 20 человек из 58 всего проходящих по этому делу протоколы составлены в отсутствие арестованных, за несколько дней до прибытия из Колыванского района в тюрьму г. Новосибирска.

По следственному делу эти обвиняемые числятся допрошенными в г. Новосибирске 19 и 20 /ХП-37 г., а прибыли они в тюрьму No 1 г. Новосибирска только 22/ XII- 37 г.

Допрошенный УСТЮЖАНИН показал, что когда он:

“...стал вызывать арестованных... их не оказалось. Они были еще по месту их жительства в Колыванском районе... Я доложил Черепанову, он мне сказал, что давай пиши протоколы без их присутствия, увязывай согласно схемы связей...” Это обстоятельство подтверждает и ЧУЙКОВ, также писавший такие протоколы допроса...

На основании изложенного, –

ПОЛАГАЮ:
1. ИВАНОВА Ф.Н., ПЕЧЕНКИНА А.Н., ВОЛКОВА А.Н., ЧЕРЕПАНОВА В.А. за

нарушение революционной законности и фальсификацию следствия арестовать и привлечь к уголовной ответственности.

2. О привлечении к ответственности... других быв. сотрудников 3-го отдела УГБ, занимавшихся фальсификацией и подлогом в следственной работе, рассмотреть в зависимости от результатов следствия по данному делу.

Ведение следствия по делу ИВАНОВА, ПЕЧЕНКИНА, ВОЛКОВА и ЧЕРЕПАНОВА поручить УНКГБ по Новосибирской области, куда после ареста этапировать ИВАНОВА Ф.Н. (из Москвы), ПЕЧЕНКИНА (из УНКГБ Куйбышевской области) и ЧЕРЕПАНОВА (из УНКГБ Алтайского края).

СЛЕДОВАТЕЛЬ ОСОБОЙ ИНСПЕКЦИИ ОК НКГБ СССР МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ

СОГЛАСНЫ :
ЗАМ. НАЧ. ОСОБОЙ ИНСПЕКЦИИ ОК НКГБ СССР МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

НАЧАЛЬНИК ОСОБОЙ ИНСПЕКЦИИ ОК НКГБ СССР СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(КАНИДОВ)

(РЕМИЗОВ)

(СТЕФАНОВ) “ “ января 1941 г. г. Москва

Архив УФСБ РФ по Новосибирской области. Д. No 18477. Т. 7. Л. 4–10

 


Особо важно:

В октябре 1938 года ВОЛКОВ принимал участие в расстрелах в г. Кемерово. Три акта расстрела, всего было убито 86 человек.

  1. Расстрельный акт от 14 октября 1938 года – убито 12 человек; исполнители, ВОЛКОВ, ТРЫНДИН, ПОЧУФАРОВ, ЗАЙЦЕВ.
  2. Расстрельный акт от 28 октября 1938 года – убито 54 человека; исполнители: ВОЛКВО, ТЫНДИН, ПОЧУФАРОВ, ЗАЙЦЕВ.
  3. Расстрельный акт от 28 октября 1938 года – убито 20 человек; исполнители: ВОЛКОВ, ТРЫНДИН, ПОЧУФАРОВ, ЗАЙЦЕВ.

Сбор материала продолжается. Содержание данного раздела будет обновляться. Всем кто располагает какой-либо информацией в отношении означенного лица просьба связаться с нами.

Последнее обновление: Суббота, 6 апреля, 2019 в 22:44

ПОДДЕРЖИТЕ НАШУ РАБОТУ
Решаемая задача – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!
Поделиться ссылкой в: