Практика тотального хищения личных вещей и присвоения личного имущества сотрудниками Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, у арестованных ими граждан в Томске (1937-1938).

Кратко:

В 1937 году, сотрудники Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, при аресте КАРАГОДИНА Степана Ивановича изъяли у него личные вещи, а позже присвоили их себе, т.е. совершили хищение.

Подобные действия сотрудников носили системный и массовый характер. Фактически это была обычная практика Томского горотдела НКВД, поставленная на поток и де-факто возведённая в индустрию (включавшую даже специальную «черную бухгалтерию», кассир – БУКОВЕЦ Михаил Калистратович – кадровый сотрудник и палач Томского горотдела НКВД).

Группа сотрудников НКВД на курсах работников НКВД в Новосибирске, 1930-е. Томский горотдел НКВД (Томский ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР) входил в состав новосибирской структуры НКВД (с теснейшим взаимодействием; сотрудники, документооборот и т.п.). Фото – предоставлено Ханевичем В.А. (Томское общество «Мемориал», Томский мемориальный музей "Следственная тюрьма НКВД").

Групповое фото на курсах работников НКВД в г. Новосибирск, 1930-е. Томский горотдел НКВД являлся структурным подразделением новосибирского (с теснейшим взаимодействием – документооборот, сотрудники и т.п.). Фото предоставлено Ханевичем В.А. (Томское общество «Мемориал», Томский мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД»).

Вводная (в отношении КАРАГОДИНА С.И.):

Карагодин Степан Иванович, 1881 г.р., убит сотрудниками Томского ГО НКВД 21 января 1938 года.

Карагодин Степан Иванович

Во время ареста КАРАГОДИНА Степана Ивановича (произведенного в ночь на 1 декабря 1937 года, по адресу: г. Томск, ул. Бакунина, д.10, кв.5), сотрудниками Томского горотдела НКВД в квартире был произведен обыск, с изъятием личных вещей.

Протокол обыска:

Протокол обыска. Стр. 1 из 1 (об); двухсторонний. Архивное уголовного дело № П-1997 (Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997). Лист копий – 3. ДАННЫЕ ЛИСТА: УФСБ РФ по ТОМСКОЙ ОБЛ. Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997 Л. 4 Т.1

Протокол обыска. Стр. 1 из 1 (об); двухсторонний. Архивное уголовного дело № П-1997 (Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997). Лист копий – 3. ДАННЫЕ ЛИСТА: УФСБ РФ по ТОМСКОЙ ОБЛ. Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997 Л. 4 Т.1

Изъятые вещи:

  1. Паспорт, серия: ЩМ, №091291, выдан 8 мая 1936 года Томским Горотделом НКВД. – 1 шт.
  2. Профсоюзный билет, №118857. – 1 шт.
  3. Охотничье ружьё, калибр 28. – 1 шт.
  4. Патроны – 13 штук.
  5. Коробка пороха – 1 шт.
  6. Монеты, достоинством 50 коп. – 6 штук.
  7. Монеты заграничные – 7 штук.

Семейные события 1937-1938 годов:

После того как КАРАГОДИН Степан Иванович был арестован, его жена КАРАГОДИНА (Косенко) Анна Дмитриевна на следующий день, собрав предметы первой необходимости (одежда и пр.), отправилась к городскому отделу НКВД города Томска для того, чтобы передать их своему мужу для быта в заключении. Попасть в горотдел ей не удалось (не пропустили). К этому времени, у железных ворот и дверей здания (на 2016 год по прежнему целы) часто толпились люди, с точно такими же целями – пытались узнать что-либо о судьбе своих близких и передать им личные вещи (предметы первой необходимости, снедь и пр.). Никого не пускали, всех разворачивали, но люди часто стояли по несколько часов, а то и дней; включая прибывших из прилегающих к Томску сел и деревень.

Дальнейшая судьба изъятых при обыске вещей (события 2012-2016 годов):

После того как 4 июля 2012 года нами был впервые получен официальный доступ к архивному следственному делу 1937-1938 гг. в отношении КАРАГОДИНА Степана Ивановича

Лист копий – 1. ДАННЫЕ ЛИСТА: УФСБ РФ по ТОМСКОЙ ОБЛ. Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997 Л. 2 Т.1

Официальные ксерокопии УФСБ России по Томской области (от 04.07.2012) архивного уголовного дела № П-1997 (Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997) в отношении КАРАГОДИНА Степана Ивановича

(включающему протокол обыска с изъятием личных вещей), нами, 22 июля 2012 года был направлен официальный запрос в УФСБ России по Томской области (месту архивного хранения дела) о возврате изъятых вещей (на основании Закона РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-I «О реабилитации жертв политических репрессий»).

Запрос в УФСБ России по Томской области о возврате личных вещей КАРАГОДИНА С.И. (лист 1 из 2)

Запрос в УФСБ России по Томской области о возврате личных вещей КАРАГОДИНА С.И.

15 августа 2012 года из УФСБ России по Томской обл. нами был получен ответ – отказ,

Отказ УФСБ РФ по Томской области выдать изъятые при аресте в 1937 году у КАРАГОДИНА С.И. личные вещи, документы и ценности. (стр 1 из 4)

Отказ УФСБ РФ по Томской области выдать изъятые при аресте в 1937 году у КАРАГОДИНА С.И. личные вещи, документы и ценности.

с формулировкой: «В материалах архивного уголовного дела № П-1997 в отношении С.И. Карагодина сведения о дальнейшей судьбе изъятых при обыске вещей, ценностей и документов отсутствуют«.

У нас не вызывает особого сомнения тот «факт», что о дальнейшей судьбе вещей в деле ничего не значится; однако, уверенность эта не 100%-ная, т.к., на 2016 год, ознакомиться с делом в полном его объеме нам пока не удалось.

Кроме того, существует, как минимум, два обстоятельства, заставляющие усилить наши подозрения в отношении того, что судьба вещей так уж неизвестна.

Внимательная рабта с протоколами обыска 1937 года:

В ходе крапотливой работы с листами протокола обыска, в части их расшифровки, нами было замечена (на первый взгляд) ничем не примечательная опечатка.

На оборотной стороне протокола, в графе где необходимо расписаться за изъятые вещи значится: «Жалобы на неправильности, допущенные при производстве обыска на продажу вещей ценностей и документов», далее по логике документа необходимо указать «имею» / «не имею». В нашем случае указано «не имею».

Формально написанно именно «на продажу» (см. документ); однако из логики самого текста следует, что жалоб «на пропажу«. Однако, в документе указано именно «на продажу«.

Протокол обыска. Стр. 1(об) из 1; двухсторонний. Архивное уголовного дело № П-1997 (Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997). Лист копий – 4. ДАННЫЕ ЛИСТА: УФСБ РФ по ТОМСКОЙ ОБЛ. Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997 Л. 4/об. Т.1

Протокол обыска. Стр. 1(об) из 1; двухсторонний. Архивное уголовного дело № П-1997 (Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997). Лист копий – 4. ДАННЫЕ ЛИСТА: УФСБ РФ по ТОМСКОЙ ОБЛ. Ф. 8 ОП. 1 Д. П-1997 Л. 4/об. Т.1

В связи с чем возникают закономерные вопросы:

1. Является ли это машинописной опечаткой в протоколе? UPD. [3 июня 2016] – [достоверно установлено, что в протоколе указано именно «на продажу» + и по другим источникам]

2. Является ли это фактическим положением дел, когда у арестованного просят поставить подпись за то, что он не против того, чтобы изъятые у него при обыски вещи, сотрудниками НКВД, были проданы? И может ли арестовываемый в этот момент быть в адекватном психологическом состоянии, чтобы расписываться за это?

3. Является ли запись «на продажу» легитимацией хищения вещей у арестовываемых (когда всё якобы формально сделано согласно правовой норме – вот – подпись о согласии арестованного).

Вопросы важные и существенные.

Исследовательские источники:

Прорабатывая тему, нами были обнаружены дополнительные сведения, проливающие свет на данное обстоятельство и во многом отвечающие на эти вопросы.

Приведем два основных источника:

Первый.

Собранные сведения новосибирским историком А. Тепляковым (с которым мы поддерживаем рабочий контакт), опубликованные в его монографии:

«Машина террора: ОГПУ-НКВД Сибири в 1929–1941 гг.».

Так, характеризуя моральный облик сибирских чекистов, основываясь на архивном материале, Тепляков пишет:

Цитата:

«Очень распространённым явлением было распределение между чекистами ценных вещей часов, ружей, велосипедов, патефонов, изъятых в качестве вещественных доказательств.

Апогеем наживы стали времена «Большого террора». Чекисты занимали дома и квартиры арестованных[см. РОМАНОВ Александр Александрович – начальник 3-го Отдела Томского ГО НКВД НСО СССР, лейтенант госбезопасности СССР (прямой виновный в убийстве КАРАГОДИНА С.И.) [см. историю рейдерского захвата РОМАНОВЫМ жилплощади] – KARAGODIN.ORG], присваивали обстановку и ценности, вплоть до сберкнижек. Следы воровства заметались: так, в период реабилитаций оказалось невозможным выяснить судьбу денег, изъятых у арестованных, поскольку документы по операциям с наличностью периода «Большого террора» в УНКВД НСО были уничтожены [см. ответ УСФБ России по Томской обл. в отношении изъятых вещей у КАРАГОДИНА С.И. – KARAGODIN.ORG].

В 1937-1938 годах в Барнауле, «нач. отдела П.Р.Перминов представлял из себя зав. жилотделом, а начальник отделения СПО К.Д.Костромин – агента жилотдела. Они имели большую связку ключей и распределяли квартиры. Из кулуарных разговоров можно было понять, что основанием к аресту были приличные дома.

На конфискованной у работника штаба ВВС СибВО М.А.Зубова в 1937 году машине ГАЗ-А затем разъезжал начальник Особого отдела СибВО.

Полностью исчезло изъятое без описи богатое имущество заведующего Запсибкрайздравом М.Г.Тракмана, позднее оценённое дочерью в 100 тысяч рублей, о конфискации которого не оказалось впоследствии никаких документов. Многие чекисты обогатились, скупая по дешёвке или просто присваивая себе вещи арестованных и особенно расстрелянных.

Не брезговали и передачами для арестантов: денежные передачи для новосибирского обл. прокурора И.Баркова (причём уже после его самоубийства) присвоил ведший следствие по его делу П.И.Сыч. Помощник начальника СПО УНКВД НСО М.И.Длужинский похитил несколько сберкнижек арестованных и множество облигаций [см. практику хищений сберкнижек Начальником 8-го отдела УГБ УНКВД по НСО ЗСК СССР БEБРЕКАРКЛЕ Феликсаом Вильевичем – прямым убийцей КАРАГОДИНА С.И. – KARAGODIN.ORG]; за хищение ценных вещей арестованных на 50 тысяч рублей в апреле 1938 года был осуждён к расстрелу начальник отделения КРО УНКВД НСО Г.И.Бейман.

В 1939 году бывший начальник особой инспекции новосибирской облмилиции И. Г. Чуканов свидетельствовал, что начальником управления НКВД И. а. Мальцевым «поощрялось мародёрство, он не принимал никаких мер к тем, кто снимал ценности с арестованных, приговорённых к ВМН». В ходе репрессий пропало большое количество культурных ценностей. Известно, что исчезли рукописи, редкие книги и иконы после ареста поэта Н.А.Клюева [см. ГОРБЕНКО Георгий Иванович – оперуполномоченный 3-го Отдела Томского ГО НКВД НСО СССР, мл. лейтенант госбезопасности СССР (прямой виновный в убийстве КАРАГОДИНА С.И.) (прямой виновный в убийстве поэта КЛЮЕВА Н.А.) – KARAGODIN.ORG), книги, письма и автографы из собраний новосибирских литераторов Г.А.Вяткина, В.Д.Вешана, В.Итина (при аресте Вешана хранившаяся у него записка Ленина была сожжена лично начальником СПО УНКВД ЗСК И.А.Жабревым).

Большая библиотека 256 наименований (включая книги с автографами авторов), а также письма Максима Горького, Александра Блока, Ромена Роллана были изъяты у писателя Г.А.Вяткина и бесследно исчезли. Отличились в мародёрстве видные работники УНКВД по Алтайскому краю Г.Л.Биримбаум, Ф.Крюков, М.И.Данилов и В.Ф.Лешин. Однако руководители управления НКВД фактически санкционировали преступления двух последних, мотивируя тем, что «Данилов и Лешин проводят большую работу по приведению приговоров в исполнение».

Много вещей арестованных присвоил начальник Томского ГО НКВД И.В. ОВЧИННИКОВ [см. ОВЧИННИКОВ Иван Васильевич – начальник Томского ГО НКВД НСО СССР, капитан госбезопасности СССР (прямой виновный в убийстве КАРАГОДИНА С.И.) – KARAGODIN.ORG], а также сотрудники Ямало-Ненецкого окротдела УНКВД по Омской области. Помощник начальника Кемеровского ГО НКВД Н.А.Белобородов в 1939 году получил 2 года заключения за бездокументное расходование на нужды горотдела 15 тысяч рублей, изъятых у арестованных.

Начальник Нерчинского РО УНКВД по Читинской области М.И.Богданов весной 1939 года был исключён из партии, а затем осуждён на 8 лет за нарушение законности, «присвоение вещей, изъятых у арестованных, за организацию коллективного пьянства на деньги, изъятые у арестованных». Начальнику УНКВД по Дальстрой В.М.Сперанскому в числе разнообразных уголовных обвинений вменялась и трата 80 тысяч рублей, изъятых у арестованных и расстрелянных.

Сотрудники советской разведки участвовали в нелегальном обороте наркотиков за рубежом. Резидент ИНО Я.Г.Горский в 1939 году обвинялся в том, что, работая по линии НКВД в Монголии, установил близкие отношения с торгпредом А.И.Биркенгофом (расстрелянном в 1936 году), покупал у него опиум и спекулировал им.

Горский не был единственным разведчиком, которому предъявлялись подобные претензии. Так, в следственном деле Берии упоминались причины тайной ликвидации полпреда в Китае и одновременно резидента ИНО НКВД И.Т.Луганца-Орельского, убитого 8 июля 1939 году в Грузии. В деле было сказано, что полпред-разведчик якобы контролировал оборот наркотиков, и его устранили негласно для того чтобы «не спугнул» сообщников». Возможно, торговля опиумом была формой финансирования чекистских резидентур».

И т.д.

Второй.

В 2012 году, в журнале «Вестник Томского государственного педагогического университете» № 5, бывшим сотрудником КГБ СССР по Томской области В. Уймановым (занимавшим ключевую должность а архиве Томского КГБ / а позже и ФСБ) была опубликована статья: «Капитан государственной безопасности Иван Овчинников» [см. ОВЧИННИКОВ Иван Васильевич – начальник Томского ГО НКВД НСО СССР, капитан госбезопасности СССР (прямой виновный в убийстве КАРАГОДИНА С.И.) – KARAGODIN.ORG] из которой мы узнаем о документальном подтверждении существовавшей «черной кассы» сотрудников Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, пополняемой от продажи личных вещей арестованных граждан.

Цитата:

«Особоуполномоченный УНКВД ст. лейтенант ГБ Иванов собирал все материалы, компрометировавшие Овчинникова. Первая справка о наличии таких материалов на капитана госбезопасности И. В. Овчинникова была зарегистрирована Ивановым [ИВАНОВ Максим Алексеевич] 2 февраля 1938 г. и касалась его работы в Прокопьевске [10, т. 1, л. 41–45.]. Подчиненный Овчинникова сержант ГБ Кожевников 28 марта 1938 г. представил рапорт на имя руководства УНКВД об «антипартийных и нечекистских» действиях Овчинникова, суть которых выражалась в либеральном отношении начальника горотдела к сотрудникам, имевшим компрометирующие личные связи, а также в слабой воспитательной работе в коллективе. Буквально на следующий день очередной рапорт поступил Иванову от начальника 4-го отделения Томского горотдела НКВД и ближайшего помощника Овчинникова мл. лейтенанта ГБ И. Н. Пучкина, в котором среди прочего отмечалось, что «в горотделе НКВД функционирует черная касса, кассиром является б/секретарь горотдела Буковец, деньги в эту кассу поступают от операции по приведению приговоров в исполнение, так как в это время у осужденных обнаруживаются запрятанные большие суммы при себе». В существовании и функционировании «черной кассы» был обвинен Овчинников [8, с. 115].»

Итоговый вывод:

Исходя из представленных фактов следует, что:

Практика хищения личных вещей, изъятых у арестованных граждан сотрудниками Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР на территории Томска и Томской области носила системно-массовый (если не сказать промышленный) характер.

В томском горотделе НКВД функционировала «черная касса», аккумулирующая в себе средства от реализации (продажи) похищенных вещей (и имущества) у заключенных.

Прямым выгодополучателеми от хищений личных вещей и имущества арестованных (как в части присвоения их себе, так и от их реализации – продажи) были (как минимум):

ОВЧИННИКОВ Иван Васильевич – начальник Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР – массовый убийца.

РОМАНОВ Александр Александрович – начальник 3-го отдела Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР (далее – И.О. начальника Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР); палач, массовый убийца.

  • БУКОВЕЦ Михаил Калистратович – кадровый сотрудник Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР [являвшийся кассиром «черной кассы» горотдела, аккумулирующей в себе средства от реализации продажи похищенных вещей у заключенных и приговоренных к расстрелу] (подозреваемый в качестве прямого виновного в убийстве КАРАГОДИНА С.И.)

БУКОВЕЦ Михаил Калистратович – кассир «черной кассы» Томского горотдела УНКВД по НСО ЗСК СССР, кадровый сотрудник Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, секретарь Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, палач.

  • и др..

Дополнительно:

РУНОВ Михаил Иванович – кадровый сотрудник Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР, заведующий магазином Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР [«черная касса» Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР]. Дата: 1936 год. Место: г. Томск, СССР.

ПУЧКИН Иван Николаевич

ПУЧКИН Иван Николаевич – начальник 4-го отдела Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР.

Результирующая:

С большой долей вероятности (исходя из имеющегося фактического материала) можно заключить, что судьба изъятых при аресте личных вещей КАРАГОДИНА Степана Ивановича, а так же всех лиц, проходивших по его делу, была аналогичной –, т.е. они были расхищены сотрудниками Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР.

Допонительно:

По результату «кейса» личных вещей КАРАГОДИНА С.И. нами был выявлен новый подозреваемый в убийстве Степана Ивановича – кадровый сотрудник Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР – БУКОВЕЦ М.К. (подозревается в качестве прямого виновного).

Так же в список подозреваемых включены:

Дополнительно 2:

Цитата:

«<…> Правда, если казнили за городом, то, как показывают рас­копки последних лет, в могилах обнаруживаются обувь, остатки верхней одежды и довольно многочисленные личные вещи. Верхняя одежда осужденных обычно изымалась в доход государства, ценные вещи распределялись за бесценок (или расхищались) чеки­стами, ими также торговали в особых магазинах [Магазины НКВД в г. Томске.]. Эти спецмагази­ны были открыты в период «Большого террора», а в годы граждан­ ской войны присвоение имущества осуждённых осуществлялось открыто. <…>»

– А. ТЕПЛЯКОВ “Процедура: исполнение смертных приговоров в 1920-1930-х годах”.

ДОПОНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:

Автограф БЕЙМАНА:

Автограф – БЕЙМАН

Автограф – БЕЙМАН


ДОПОЛНЕНИЕ

Последнее обновление: Среда, 19 июня, 2019 в 20:14

ПОДДЕРЖИТЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
Решаемая задача – поднятие из российских архивов данных сотрудников НКВД и политического руководства СССР, принимавших участие в массовых убийствах 1937-1938 годов. Сведения собираются на основе архивов ФСБ, МВД, ФСИН, Военных и областных прокуратур, политических и муниципальных архивов. С вашей поддержкой, мы сделаем больше!
Поделиться ссылкой в: